Постановление Президиума ВАС РФ №2410/14 от 03.06.2014

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


 ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
№ 2410/14

г.Москва                                                                                                                         3 июня 2014 г.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.; членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Горячевой Ю.Ю., Козловой О.А., Ксенофонтовой Н.А., Першутова А.Г., Разумова И.В., Сарбаша С.В., Юхнея М.Ф. - рассмотрел заявление открытого акционерного общества Страховая компания «Альянс» о пересмотре в порядке надзора постановления Десятого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2013 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.12.2013 по делу № А41-2321/13 Арбитражного суда Московской области.

В заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью «Холдинг-Интеграл» (ответчика) - Трумпель К.Б.

Заслушав и обсудив доклад судьи Горячевой Ю.Ю., а также объяснения представителя участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Открытое акционерное общество Страховая компания «Альянс» (далее - страховая компания) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Холдинг- Интеграл» (далее - общество «Холдинг-Интеграл»), индивидуальному предпринимателю Грищенко Марине Александровне (далее - предприниматель) о взыскании солидарно 139 520 рублей в возмещение ущерба в порядке суброгации.

Решением Арбитражного суда Московской области от 14.05.2013 иск удовлетворен.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2013 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска отказано.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 03.12.2013 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций страховая компания просит их отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм материального права.

В отзыве на заявление общество «Холдинг-Интеграл» просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствующего в заседании представителя участвующего в деле лица, Президиум считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и усматривается из материалов дела, 20.07.2008 между обществом «Холдинг-Интеграл» (арендодателем), обществом с ограниченной ответственностью «Авалон Лоджистикс» (арендатором) и управляющей компанией в лице предпринимателя (управляющей компанией) заключен договор аренды нежилого помещения № АЛ/ХИ-Г9 (далее - договор аренды).

По условиям договора аренды арендодатель сдал, а арендатор принял по акту приема-передачи от 01.08.2008 в аренду (временное владение и пользование) для использования под офисы, склады, рампы нежилые помещения № 1-5 общей площадью 6472,86 кв. метра, расположенные по адресу: Московская обл., Мытищинский р-н, дер. Еремино, д. 100 Р.

Согласно пунктам 2.29-2.33, 2.35 договора аренды управляющая компания обязалась: своими силами и средствами обеспечить содержание указанных помещений в надлежащем состоянии, проводить капитальный, текущий и косметический или иной ремонт; поддерживать в исправном состоянии водо-, тепло- и канализационные магистрали, иное инженерное оборудование, электросеть и электроустановки, обеспечивать их рабочее состояние; производить уборку прилегающей территории; в случае аварии, произошедшей не по вине управляющей компании, а равно при наступлении иных неблагоприятных последствий в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязательств, возместить понесенные арендатором склада материальные убытки.

Пунктом 5.1 договора аренды предусмотрена солидарная ответственность арендодателя и управляющей компании за неисполнение принятых по договору обязательств.

Впоследствии между арендатором (страхователем) и страховой компанией (страховщиком) был заключен договор страхования имущества от 30.12.2009 (полис № 0400-ИО01/021115), по условиям которого арендатор застраховал принятую им на арендованный склад как хранителем табачную продукцию закрытого акционерного общества «Международные услуги по маркетингу табака» (поклажедателя). Выгодоприобретателем по договору страхования являлся поклажедатель.

В результате прорыва трубы отопительной системы 22.01.2010 произошел залив арендованного склада, вследствие чего было повреждено застрахованное имущество поклажедателя (29 коробов с сигаретами).

Признав событие страховым случаем, страховая компания 13.09.2010 выплатила выгодоприобретателю по договору страхования страховое возмещение в размере 139 520 рублей, определенное на основании страхового акта от 07.09.2010 и отчетов об оценке стоимости ущерба от 26.01.2010 № 055/10 и от 14.07.2010 № 084/10.

Полагая, что наступление страхового случая вызвано неисполнением арендодателем и управляющей компанией принятых по договору аренды обязательств по надлежащему содержанию коммуникаций в арендуемых помещениях, страховая компания обратилась в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что по условиям договора аренды арендодатель и управляющая компания, осуществляя предпринимательскую деятельность, обязались содержать коммуникации арендуемых помещений в исправном состоянии, однако своих обязательств не исполнили. Поэтому в силу статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс) они несут ответственность за убытки, причиненные порчей имущества поклажедателя, если не докажут, что надлежащее исполнение обязательств с их стороны оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Поскольку страховая компания выплатила страховое возмещение, на основании статьи 965 Гражданского кодекса к ней в порядке суброгации перешло право страхователя на возмещение убытков.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции руководствовался нормами о возмещении убытков и обязательствах вследствие причинения вреда (статьи 15, 1064, 1082 Гражданского кодекса).

Суд счел, что страховая компания не представила доказательств того, что к причинению ущерба привели какие-либо виновные действия или бездействие арендодателя и управляющей компании, равно как и ненадлежащее исполнение ими договора аренды, поскольку причина прорыва трубы не установлена.

Суд кассационной инстанции согласился с оценкой судом апелляционной инстанции представленных в дело документов как не позволяющих сделать вывод о возникновении у арендатора убытков в связи с повреждением 29 коробов с сигаретами, а также возложить ответственность за прорыв трубы на арендодателя и управляющую компанию. Суд указал, что по требованию о возмещении убытков страховая компания должна была доказать наличие состава правонарушения, включая наступление вреда, противоправность поведения, причинно-следственную связь между действиями причинителя вреда и наступившими у потерпевшего неблагоприятными последствиями, наличие имущественного ущерба (статьи 15, 1064 Гражданского кодекса, статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Таким образом, между судами возникли разногласия по следующим вопросам: право требования страхователя или выгодоприобретателя к лицам, вследствие действий (бездействия) которых возникли убытки, получила страховая компания в порядке суброгации, и в зависимости от этого договорное или деликтное право подлежит применению к спорным правоотношениям.

Суд первой инстанции исходил из того, что страховой компании в порядке суброгации перешли права страхователя как арендатора склада по договору аренды. Суды апелляционной и кассационной инстанций сочли, что страховая компания, выплатив страховое возмещение непосредственно выгодоприобретателю, получила его права требования к лицу, ответственному за убытки. Выгодоприобретатель не состоял в договорных отношениях с арендодателем и управляющей компанией и мог требовать привлечения их к ответственности лишь по нормам из причинения вреда, поэтому страховой компании перешли в порядке суброгации права выгодоприобретателя из деликтных отношений.

Между тем суды апелляционной и кассационной инстанций не учли следующее.

В силу статьи 901 Гражданского кодекса хранитель, заключивший договор с поклажедателем, отвечает перед последним за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей на основании статьи 401 Гражданского кодекса.

В случае если вред возник в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства, нормы об ответственности из причинения вреда применению не подлежат, на что обращено внимание в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.06.2013 № 1399/13, которое содержит оговорку об обратной силе и размещено на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации 09.11.2013.

Таким образом, при несохранности (порче, повреждении) переданного на хранение имущества поклажедатель вправе предъявить требование об убытках хранителю на основании заключенного с ним договора, но не третьим лицам по нормам о деликтной ответственности.

Поскольку хранитель имеет основанный на договоре имущественный интерес в сохранности принятого им на хранение имущества, он не лишен возможности застраховать это имущество как в свою пользу, так и непосредственно в пользу поклажедателя как выгодоприобретателя (статья 930 Гражданского кодекса).

Цель заключения хранителем договора страхования в пользу выгодоприобретателя состоит в уменьшении рисков возложения на него ответственности в случае причинения ущерба принятому на хранение имуществу за счет возможности предъявления выгодоприобретателем требования непосредственно страховой компании. Если поклажедатель не реализует свои права выгодоприобретателя и обратится с требованием о возмещении вреда к хранителю, последний вправе компенсировать возмещенные поклажедателю убытки за счет страховой выплаты по заключенному им договору страхования. Сходный правовой подход применен в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10.09.2013 № 2299/13 с включением в него оговорки об обратной силе.

Согласно пункту 1 статьи 965 Гражданского кодекса, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

В силу пункта 2 указанной статьи перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

Исходя из содержания названной нормы институт суброгации применяется только в имущественном страховании (статья 929 Гражданского кодекса), так как в этом виде страхования убытки у страхователя или выгодоприобретателя преимущественно возникают вследствие виновных действий или бездействия третьих лиц.

Согласно пункту 1 статьи 930 Гражданского кодекса имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества.

Если по договору страхования имущество застраховано в пользу страхователя, то к страховщику право требования переходит от страхователя.

При наличии в договоре страхования имущества выгодоприобретателя общее правило состоит в том, что право требования к лицу, ответственному за наступление страхового случая, переходит к страховщику от выгодоприобретателя.

Между тем возможны ситуации, когда лицом, ответственным перед выгодоприобретателем за причиненные убытки в застрахованном имуществе, является сам страхователь. В таких случаях страховщик, выплативший выгодоприобретателю страховое возмещение, не может предъявить в порядке суброгации требование страхователю, который заключает договор страхования именно с целью уменьшить или исключить риски возложения на него ответственности за несохранность имущества.

Однако, если убытки в застрахованном имуществе, за которые является ответственным страхователь, возникли вследствие виновных действий или бездействия третьих лиц, страховщик на основании статьи 965 Гражданского кодекса получает право требования самого страхователя к лицу, ответственному за возмещенные в результате страхования убытки, из обязательства, связывающего это лицо и страхователя.

В связи с этим в настоящем деле судам следовало исходить из того, что страховая компания, возместившая выгодоприобретателю (поклажедателю) убытки, которые в силу закона обязан был возместить хранитель (страхователь), получила в размере уплаченной суммы права требования последнего к лицам, обязанным перед ним за повреждение имущества.

Лицами, обязанными перед хранителем за повреждение имущества, являются арендодатель и управляющая компания, с которыми у него заключен договор аренды, что исключает рассмотрение между названными субъектами споров с применением норм о деликтной ответственности.

В то же время выгодоприобретатель, имея к хранителю требование из договора хранения, не может возместить те же убытки за счет арендодателя и управляющей компании из деликтных отношений. Суброгация страховщику отсутствующих прав выгодоприобретателя не представляется возможной.

Таким образом, на основании статьи 965 Гражданского кодекса в результате выплаты страховой компанией страхового возмещения выгодоприобретателю (поклажедателю) к страховщику в порядке суброгации перешли права страхователя, имеющиеся у него как арендатора из договора аренды.

Судами апелляционной и кассационной инстанций неверно определен характер спорных правоотношений, в результате чего неправильно применены нормы о деликтной ответственности.

При указанных обстоятельствах оспариваемые постановления судов апелляционной и кассационной инстанций нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2013 и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 03.12.2013 по делу № А41-2321/13 Арбитражного суда Московской области отменить. Решение Арбитражного суда Московской области от 14.05.2013 по названному делу оставить без изменения.

Председательствующий                                                                                            А.А.Иванов

Самый полной ассортимент раздвижных  дверей  для удовлетворения самых разных потребностей дома, на работе и в повседневной жизни смотреть тут . Широкий ряд функциональных опций предоставляет решения, удовлетворяющие практически все требования.

СКАЧАТЬ ВЛОЖЕНИЯ
Скачать этот файл (post_A8398F415720C38BF63A5CC8F312E16C.pdf)post_A8398F415720C38BF63A5CC8F312E16C.pdf80 Kb