В Пятигорске прошел круглый стол юристов СКФО

В Пятигорске прошел круглый стол юристов СКФО

Как ранее ИА Говорун26 сообщало, организатором Круглого стола выступила Национальная юридическая компания «Митра» при участии ООО «Центра правового обслуживания.

 

В работе Круглого стола, приняли участие к.ю.н., руководитель аппарата – администратор Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, главный редактор журнала «Арбитражная практика» Егоров Андрей Владимирович, к.ю.н. начальник Управления частного права Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Бевзенко Роман Сергеевич, к.ю.н., председатель Арбитражного суда Ставропольского края Кичко Александр Иванович, председатель второго судебного состава Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда Марченко Олег Вячеславович, к.ю.н., председатель коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, Арбитражного суда Ставропольского края Лысенко Лариса Анатольевна, судьи Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда к.ю.н. Годило Николай Николаевич, Егорченко Ирина Николаевна, к.ю.н., руководитель практики частного права Национальной юридической компании «Митра» Сердюков Константин Анатольевич и ведущий юрисконсульт Центра правового обслуживания Караванский Алексей Иванович.

 

К участию в круглом столе также были приглашены руководители юридических служб государственных структур и коммерческих организаций, ученые-юристы.

 

На правах модератора Круглого стола открыл и вел мероприятие партнер Национальной юридической компании «Митра» Каиров Сослан Арсэнович.

 

Прошедшее мероприятие является очень важным для всего юридического сообщества СКФО. В юридическом сообществе бытует поговорка: «Два юриста – три мнения». Именно поэтому важно обмениваться мнениями, обсуждать изменения в законодательстве и судебной практике. Как известно, истина рождается в споре и без обсуждения правовых проблем едва ли возможно найти правильные ответы на вопросы, с которыми ежедневно сталкиваются члены профессионального юридического сообщества.

 

К сожалению, Северный Кавказ сегодня обойден вниманием организаторов юридических конференций и образовательных семинаров. Чтобы принять участие в практическом юридическом семинаре необходимо ехать в столицу или другие крупные города.

 

Именно поэтому главной целью проведения Круглого стола выступило создание единой информационной площадки на Северном Кавказе, на которой юристы имели бы возможность обсуждать актуальные вопросы права, обмениваться мнениями о событиях юридической жизни, одним словом вести юридический диалог.

 

Основной массив поправок в Гражданский кодекс, внесенных Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ, вступил в силу с 1 сентября 2013 г. В большей степени новеллы затронули крайне важные для гражданского оборота положения о недействительности сделок: ограничения по оспариванию таких сделок и основания признания их недействительными.

 

А.В. Егоров заострил внимание на значимости стабильности гражданского оборота и рассказал, какие меры предприняты законодателем для обеспечения этой стабильности.

 

Участники круглого стола обсудили условия, при которых сделка может быть признана недействительной, что обусловлено распространенной практикой оспаривания сделок по формальным основаниям.

 

В частности, обновленная редакция п. 2 ст. 166 ГК РФ устанавливает, что оспоримая сделка может быть признана недействительной, только если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, или третьих лиц, если сделка оспаривается в их интересах, что исключает возможность признания оспоримой сделки недействительной, если права оспаривающего сделку лица не нарушаются. При этом сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить сделку, не вправе оспаривать сделку по основаниям, о которых она знала или должна была знать при проявлении своей воли.

 

Не имеет правового значения и заявление о недействительности сделки, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно. Действия лица, заявляющего о недействительности сделки, будут являться недобросовестными, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на ее действительность.

Ограничена возможность стороны ничтожной сделки требовать признания ее недействительной без применения последствий недействительности. Истец будет обязан доказать наличие у него охраняемого законом интереса в оспаривании сделки без применения последствий ее недействительности.

 

Таким образом, поправки направлены, в первую очередь, на ограничение возможностей недобросовестных участников гражданского оборота добиваться признания сделок недействительными. Это связано с тем, что подобная практика является крайне распространенной, например, регулярны случаи оспаривания договора в целях ухода от установленной им ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение) договорных обязательств.

Кроме того, существенно ограничено право суда применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе. Если раньше суд был вправе это сделать без каких-либо ограничений, то сейчас такое возможно только при необходимости защиты публичных интересов и в иных предусмотренных законом случаях. Обратное положение вещей нарушало бы принцип состязательности гражданского, арбитражного процессов и принцип автономии воли участников гражданского оборота.

 

Особое внимание было заострено на поправках, внесенных в ст. 168 ГК РФ «Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта». Ранее данная норма была любимым инструментом недобросовестных контрагентов. Теперь ничтожной сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является лишь в случае, если она посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. Вместе с тем, введение презумпции оспоримости в отношении сделок, противоречащих закону, не исключает появление новых проблем в дальнейшем в правоприменительной практике. 

 

Кроме того, не так давно было опубликовано постановление Пленума ВАС от 14 марта 2014 года "О свободе договора и ее пределах", поэтому еще одним важным вопросом, который стал предметом обсуждения участников Круглого стола, выступила проблематика свободы договора и ее пределов.

Предпосылки принятия данного документа, его актуальность для судебной практики и дальнейшее влияние на гражданский оборот были освещены одним из главных его разработчиков Р.С. Бевзенко.

По мнению начальника Управления частного права ВАС РФ, этот документ о праве, том, что право – это не правила поведения, а, прежде всего, здравый смысл и справедливость. Кроме того, это постановление о юристах, о тех, кто умеет за буквами закона увидеть здравый смысл и справедливость. И, наконец, этот документ о толковании, о том, что ценность юриспруденции как системы социальных знаний, заключается не в последнюю очередь в ее методах, основным из которых является целевое (телеологическое) толкование норм закона, благодаря которому юрист уясняет замысел законодателя и применяет норму в соответствии с этим замыслом.

 

Теперь, в частности, норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.

 

Высшим судом даны определения понятий императивной и диспозитивной нормы. При этом кроме определения понятий дан и инструмент их применения: в п. 3 постановления предлагается несколько тестов, при помощи которых юрист может обнаружить подразумеваемый запрет: тест на наличие в норме защиты слабой стороны в договоре (потребительские сделки, сделки с монополистами, трудовые отношения и т.п.), тест на ограждение интересов третьих лиц от злоупотреблений договорной свободой, тест на защиту добрых нравов от проявлений злоупотреблений договорной свободой, тест на защиту публичных (общих) интересов, тест на недопустимость искажения существа юридической конструкции, в том числе, грубого нарушения баланса интересов сторон договора.

 

При этом суд становится разъяснителем: при возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору, суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности. Таким образом, Пленум ВАС подталкивает суды к тому, чтобы последние открыто описывали свои мотивы, руководствуясь которыми они ограничивают договорную свободу.

 

Затронуты различные аспекты справедливости договорных отношений. В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента. В то же время, поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ.

 

Постановлением осуществлено очень тонкое изменение подхода к толкованию условий договора. Во главу угла теперь ставится не текст договора (как это может следовать при буквальном прочтении ст. 431 ГК РФ), а действительная общая воля сторон договора, которая является определяющей при уяснении судом содержания волеизъявления сторон. При этом вводится доктрина contra proferentem, предполагающая возможность толкования неясных условий договора против лица, составившего договор. Это, в свою очередь, должно мотивировать таких лиц использовать в договорах максимально ясные и понятные фразы и выражения.  Устанавливается презумпция, суть которой заключается в том, что лицом, составившим договор считается та сторона договора, которая является "профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т. п.)".

 

Как отметил генеральный директор Национальной юридической компании «Митра» Ю.С. Мирзоев – сам факт, участия на Круглом столе таких экспертов как А.В. Егоров и Р.С. Бевзенко по праву считается событием для всего юридического сообщества региона СКФО, эти люди являются одними из главных борцов с формальным применением права. Благодаря таким людям как Андрей Владимирович и Роман Сергеевич, сегодня, во главу угла развития гражданского права и правоприменительной практики ставятся такие незыблемые принципы существования человеческой личности как свобода, справедливость, добросовестность. Не все законное справедливо, право должно основываться на справедливости, и суды должны быть гарантом защиты этих ценностей. Мы постараемся сделать все от нас зависящее, чтобы такие мероприятия регулярно проводились именно здесь, на Кавказе.

 

При подведении итогов участники Круглого стола А.И. Кичко, Марченко О.В., Лысенко Л.А., Годило Н.Н., отметили большую значимость прошедшего мероприятия для юридического сообщества региона, актуальность обсуждаемых вопросов, высокий уровень организации мероприятия.

Источник: http://govorun26.ru/news/5028